Патриархальность в головах и кошельках

Уже какое-то время назад у меня сформировалось личное, построенное на собственных наблюдениях, подозрение, что реальная патриархальность во взглядах «обычных людей» сильно больше зависит от уровня бедности и занятости, чем от традиционных для некоей местности взглядов, а также может радикально отличаться в разрезе по полам. Проверить предположение получилось почти случайно, но в развитии тема оказалась интересна. В нескольких сообществах я задала один и тот же вопрос: если оба супруга работают, кто должен делать повседневную бытовую работу типа уборки, стирки, готовки, ухода за мелкими детьми — оба честно пополам или кто-то по половому признаку.

Опрос оказался опубликован в двух из них: в городе, который по уровню экономического развития и по уровню безработицы находится в серединах рейтинга по России, по комфорту для жизни и ведению бизнеса регион в лидерах по России. оттуда пришло около 1500 ответов (у меня это регион 2), и в городе, где трудовая эмиграция составляет более 60% трудоспособного населения, а на 1 вакансию в среднем по региону приходится 8 соискателей, женская безработица составляет по неоф.оценкам 80%, уровень экономического развития за пределами российского рейтинга. Оттуда пришло около 500 откликов (у меня это регион 1). В регионе 1 традиционны были очень умеренные светски-православные взгляды, без заметной воцерковленности, до момента экономической катастрофы женщины были активно заняты в регионообразующей промышленности и инфраструктуре, в регионе 2 умеренно сильны исламские традиции, имена и фамилии половины жителей многие определили бы как «азиатские».

Вопрос в обоих случаях звучал так: «Кто, по-вашему, если оба супруга работают, должен делать каждодневную домашнюю работу типа мытья посуды, уборки, готовки на всех, ухода за маленькими детьми, стирки и прочее?», и ответы предлагались: «Честно пополам все дела», «В основном женщина», «В основном мужчина».

Результат опроса оказался несколько перпендикулярен тому, что можно было бы ожидать, исходя из стереотипного национально-культурного портрета жителей:

В регионе, где вроде бы сильны патриархальные отношения, женщины в заметно большей мере считают справедливым честное разделение быта между супругами (82%, более чем 4 из 5), а в казалось бы менее традиционалистском — чаще готовы признать за работающей женщиной еще и обязанность полностью («в основном») вести все хозяйство (29%, практически каждая третья). Мужчины в регионе 2 также показали более высокую готовность делить домашний труд пополам (58%), тогда как мужчины из региона 1 с такими взглядами составили, так сказать, меньшую половину (47%).
И в обоих регионах совершенно наглядна разница между мужским и женским мнением по поводу справедливого разделения домашней рутины: в обоих регионах большинство женщин (70 и 82% по регионам соответственно) считают справедливым разделение быта между обоими супругами, тогда как для мужчин картина в целом ближе к серединке на половинку (47% и 58%),  с повышением для экономически развитого региона и понижением для депрессивного.

Что еще может следовать из этого опроса?

  1. Женщины в большинстве своем хотели бы, чтобы их труд был разделен с супругом.
  2. Мужчины примерно в 2 раза чаще женщин, и примерно половина от всех мужчин в среднем, хотели бы полностью переложить на женщину повседневный домашний труд.
  3. Взгляд на разделение домашнего труда не зависит только от социокультурных особенностей в регионе.
  4. Можно предположить, что женская безработица и мужская трудовая иммиграция формирует у женщин искаженное представление о справедливости в отношении домашнего труда, поскольку убирает из зоны видимости ситуацию, при которой действительно оба супруга имеют возможность работать за деньги и приходить вечером домой, где надо что-то убирать, стирать, готовить и ухаживать.

Комментарии участников опроса

От женщин, видимо голосовавших за «в основном женщина», объяснения их выбора почти всегда были в области «да он наубирает там», «зависит от того насколько маленькие дети», «все равно потом переделывать придется» — то есть, готовность взять на себя весь массив повседневного труда больше основана на недоверии к мужчинам в способности выполнить работу качественно. От мужчин с той же позицией объяснения в основном были в духе «женское предназначение», «природой так заложено», «всегда так было заведено», «кто домохозяйка, тот и шуршит, а мужик хозяин, ему не по чину», «да потому что она баба, вот пусть и намывает-наготавливает» — то есть они апеллировали в основном к некоей абстрактной теории гендерного предназначения, не вдаваясь в конкретику. По крайней мере, никто из них не уточнил, каким эксклюзивным органом женщина предназначена к использованию стиральной машинки или кастрюли. Из этого тоже можно понаделать интересных выводов.

Мой вывод

Я полагаю, что одним из основных препятствий к справедливости по отошению к женщинам, к их праву на выбор, к их фактическому труду, является не сколько «традиционность» взглядов — взгляды меняются со временем, они вообще очень динамичная субстанция — сколько фактические экономические возможности для осуществления выбора. Если нет работы, или по каким-то причинам она недоступна или не оплачивается — женщины сами формируют картину мира, оправдывающие их дискриминацию. Винить их в этом нельзя — нет гербовой, пишем на простой, и каждой хочется верить, что именно ее муж, хоть у него дома и руки растут оттуда же, откуда ноги, — но он не подведет, и хотя бы денег на жизнь семьи добудет, ведь иначе нельзя — посмотрите кругом, все так живут. Вспомните, какие регионы в вашем представлении самые «традиционные», в которых женщины «сами выбирают» домохозяйство и полную занятость в пределах быта? Если это, например, Чечня — то уровень безработицы там 29%. В Москве, для сравнения — 0,8%, в Татарстане 4,1% по тем же метрикам (данные на 2012 год).

И именно поэтому я считаю, что надо менять сначала юридические, социальные и в итоге экономические условия жизни в городе, регионе, стране, а потом уже ожидать от женщин, что они перестанут дискриминировать сами себя, «отказываясь» от собственных заработков.

А еще всегда помнить, что «всё» или «многие» в общих опросах — это мужчины и женщины, и взгляды их могут различаться чуть более чем полностью.