Потому что на 10 девчонок…

На самом деле нет.

Миф, регулярно цитируемый персонами, желающими обозначить редкость и ценность любого случайного российского мужчины, — удобное вранье, а вернее сказать, чудовищная ложь. Я как человек в целом добродушный и доверчивый, вполне допускаю, что люди цитируют его, искренне в него же и веря. Такова сила искусства. Жаль только, что зачастую этим аргументом начинается и заканчивается перечень привлекательных черт персонажа, приводимый им о самом себе в порядке попытке познакомиться поближе с целями разной степени серьезности. Ну придумал бы хотя бы, что ты веселый, или у тебя необычная форма ушей, или что любишь котиков — ну ты же жил столько лет, не вчера родился, и видимо не настолько ужасен, чтобы к моменту самопрезентации тебя бы уже кто-нибудь убил. Но нет. Просто потому что редкий. Вроде бы.

А на самом деле — НЕТ. (см. картинку).

demo-gender-2014

Технически переход через точку равновесия между мужчинами и женщинами случается в диапазоне 30-39 лет, причем на целом 10-тилетнем промежутке он создает «дефицит» в размере 2,3%, что обозначает, что только каждая 43-я женщина не смогла бы найти себе постоянную пару среди ровесников, если бы у остальных 42-х условных женщин таковой партнер бы был. И остается вопрос — настолько ли нужен этой 1-й из 43-х женщин партнер мужского пола в качестве постоянного спутника жизни. Кому-то, может быть, нужен. А кому-то может и нет. Или нужен, но так, ничего серьезного. А с учетом среднего числа би- и гомосексуальных женщин этот вопрос, в общем, имеет заранее понятный ответ. И в следующем за ним диапазоне 40-49 “дефицит” достигает аж 7%, что также не создает апокалиптической картины “женской неустроенности”.

Вот и получается, что дело не в редкости и крайнем дефиците мужчин — которого, дефицита, как выяснилось, нет — а скорее в их желании и способности находить общий язык с женщинами. Оба пункта важны, но если ты сам настаиваешь, например, на знакомстве или переходе к более близким отношениям — подумай, что же пошло не так, если ты и не редкий даже, а все равно дама не спешит навстречу.

Более того, когда цитируемая песенка вышла, она уже была ложью. В 1970-м году «переход» через равные значения также происходил в диапазоне 30-39, давая лишь чуть больший процент дисбаланса: 2,7%. И точка сдвига чуть раньше. Но песенка-то — о девчатах и парнях на танцах. О тех, кто в это время назывался рабочей молодежью. А молодежью вообще назывались люди до позднего комсомольского возраста. То есть до 27 лет.  А в этой группе уже тогда «парней» — больше. Вот так.

demo-gender-1970

Медицина, та самая, что позволила женщинам выбирать предохраняться или нет, рожать или нет, и от кого рожать и с кем жить дальше свою жизнь, позволила им рожать детей в более защищенных, эффективных с точки зрения выживания матери и ребена условиях. И мальчики, до того реже выживавшие при родах и во младенчестве, получили возможность чаще выживать и шанс дожить до возраста, когда актуальны танцы, платочки и вот это всё. На данных 1926-го года видно, что среди самой молодой группы мальчиков — меньше, и более старших мужчин тоже, плюс провал в возрасте, когда эти люди могли бы гибнуть в Революцию и Гражданскую войну в виде боевой силы.

demo-gender-1926

В качестве дополнительной информации к размышлению предлагаю обратить внимание, что в современной картине (2014г.), в разрезе городского и сельского населения есть особенность: число мужчин в группах 30-59 в сельском населении выше, чем в тех же группах в городском. Внезапное падение доли мужчин случается на десятилетие позже. Поскольку медицина в целом одинаково плоха и для мужчин и для женщин, а материнская смертность в последние десятилетия сократилась до примерно 200 человек в год на всю страну, мне кажется, городским жителям мужского пола следует подумать, не слишком ли они перетруждаются в офисах, если хотят жить долго и счастливо. Чего я им от всей души и желаю.

Цифры для статьи взяты из отчетов Федеральной службы государственной статистики, сайт gks.ru.
расчеты