Таня Дваждова: «Бокс для меня давно не просто спорт, а борьба за то, чтобы женщин считали полноценными людьми»

фото Анны Голубевой

14 декабря на ринге турнира «Дерись и побеждай» две спортсменки подняли плакаты с требованиями изменить правила боев. Мила Цвинкау взяла интервью у участницы акции Татьяны Дваждовой.

Таня Дваждова – 24-летняя боксерша, феминистка, которая уже несколько лет борется за отмену мужских и женских категорий в спорте. Несколько лет она выступала в любительских соревнованиях под мужским именем, в мужском обличье, и выиграла 10 боев из 16. После этого она раскрыла свою тайну, что изначально входило в ее план.

14 декабря в Москве на профессиональном турнире по боксу «Дерись и побеждай» Таня и московская боксерша Юлия Волкова вместо объявленного боя подняли на ринге плакаты с требованием допустить женщин к соревнованиям с мужчинами. Они заявили, что женщинам не нужна отдельная категория, и выдвинули требования об изменении правил к Министру спорта Павлу Колобкову и президенту Федерации бокса России Умару Кремлеву.

И пока общественность бурно обсуждает эту инициативу, один из самых известных московских спортивных промоутеров Владимир Хрюнов предложил Дваждовой профессиональный бой с мужчиной.

Мила Цвинкау: Турнир «Дерись и побеждай!» – первые профессиональные соревнования в твоей жизни?

Таня Дваждова: Да, это мои первые профессиональные соревнования. Специально для них мы сделали лицензию профессиональных боксеров. В общей сложности акция обошлась нам вместе с проездом из Петербурга в Москву, оформлением всех справок, оплатой судейства и прочими расходами в пятьдесят тысяч рублей. Я работаю грузчиком, и мне самой найти такую сумму просто невозможно, мы делали сбор денег на данную акцию. Я хочу выразить благодарность всем, кто помог. Сейчас, как никогда, я почувствовала, что есть реальная поддержка, есть большое количество людей, которые не могут больше видеть то, что происходит в спорте.

Женские категории – следствие представления о женской слабости и неспособности представлять конкуренцию мужчинам. Над теми, кто может что-то этому противопоставить, издеваются и не допускают к соревнованиям. Наши взгляды не основаны на неком «желании доказать», что женщины сильнее мужчин. Эта конфронтация навязывается нашими оппонентами и защитниками существующей системы спорта. Мы выступаем за предоставление равных возможностей, за справедливый спорт без искусственно созданных ограничений. В самой основе отделения женщин лежит пренебрежение к ним. Никакого уважения, о котором многие говорят, там нет. Я все это видела и чувствовала на себе, как и многие другие.

М.Ц.: Как удалось пронести плакаты на ринг?

Т.Д.: Плакаты выносили под баннерами клубов, которые заранее согласовали. Таких клубов в реальности не существует. После выхода на ринг наши люди, которые были заявлены, как секунданты, передали нам плакаты. Все было хорошо продумано, вначале хотели выносить в сумке, но так как турнир серьезный, снимают каналы спортивного телевидения, решили, что с сумками могут не пропустить.

М.Ц.: Как получилось, что вас поставили на бой с твоей знакомой, которая тоже поддерживает идею отмены половых категорий в спорте?

Т.Д.: Изначально я связалась с промоутером и предложила ему провести на турнире показательный бой — я со своей одноклубницей. Потом в процессе общения мы пришли к тому, что лучше будет сделать его в полноценном формате как профессиональный.

М.Ц.: У тебя был план действий на случай, если бы тебя арестовали?

Т.Д.: У меня есть доверенные люди в Москве и Санкт-Петербурге, которые помогали бы с передачами. Особого плана не было, нас могли арестовать по административной статье, мы к этому были готовы.

М.Ц.: Расскажи, с чего началось твое увлечение боксом? Ты реально просто встретила футбольных фанатов в метро, и захотела быть вместе с ними? Но этому что-то предшествовало, какие-то поиски себя? Или ты была абсолютно обычной девушкой?

Т.Д: Да, я из фанатской среды, на забив по околофутболу1 вышла раньше, чем на ринг. Серьезно спортом до этого не интересовалась. Почему так получилось, уже сложно сказать. Это действительно произошло внезапно, и я быстро поняла, что это станет всей моей жизнью. Возможно, понять то, как устроен спорт, мне помог околофутбол. Градус ненависти к женщинам там всегда был высокий. Сейчас стало лучше, хотя, может быть, я просто отошла от него и не вижу его больше изнутри. У меня свой коллектив, и я как лидер делаю дела с людьми, которых уважаю. В околофутболе всеми силами препятствуют нормальному участию в нем девушек. И стоять в одном ряду, и драться против них считается, мягко говоря, неуважаемым. Травят коллективы, которые все же решаются принять женщину. Распространяют мифы о том, что женщине в драке победить невозможно, опять же предпочитая избегать возможности это проверить. Поэтому даже «оф» разделился на женский и мужской! Чтобы понять их отношение, можно зайти на любой околофутбольный ресурс и почитать комментарии в отношении женщин, особенно 2014-15-го годов. В спорте все то же самое, но преподносится более мягко, подтягивается под якобы науку, вежливость, бережное отношение и прочее.

М.Ц.: Действительно, существуют команды девушек-футбольных хулиганок, и встают стенка на стенку?

Т.Д.: Да, над ними все смеются, а они все равно продолжают бить друг друга.

М.Ц.: Футбольные фанаты интересуются футболом?

Т.Д.: Сейчас там почти все просто спортсмены, а самый классический вариант околофутбола – «лесной формат». Тебе не надо для этого ходить на стадион, это просто драка загородом против другого коллектива. Там от футбола одно название, если честно. Все это давно больше напоминает бойцовские клубы. Забивы не привязаны к матчам, проходят обычно на выходных.

М.Ц.: Есть мнение, что в жесткие виды спорта и радикальные движения обычно включаются люди с психологическими травмами. Твои детство-юность были относительно безоблачными?

Т.Д.: В детстве у меня все было хорошо, до прихода в спорт. У меня хорошая приличная семья, всегда всего хватало. Я нигде больше не видела такой несправедливости и такого пренебрежения к женщинам, как в спорте.

М.Ц.: Считается, что околофутбол связан с националистическим движением, со скинхедами. Разделяла ли ты их взгляды? И как относишься к национализму сейчас? В выпуске «Боевых Ботаников» ты говоришь, что видишь в них что-то хорошее, так же, как и в левой идеологии, и пытаешься в своих взглядах их совместить. Поясни, пожалуйста.

Т.Д.: Я сейчас никаких политических взглядов не разделяю, кроме идеи женской борьбы за равноправие. Я никогда не смотрю выпуски с собой, поэтому даже не помню, что говорила. Кажется, у меня спросили: «В цветах Зенита нет черного?». Я ответила: «Нет», потому что футбольный фанатизм на 95% действительно правый, либо аполитичный. Я имела в виду это.

М.Ц.: Возникали ли у тебя во время «забивов» какие-то специфические чувства (типа прилива адреналина, душевного подъема, катарсиса)? Испытываешь ли ты что-то подобное во время спаррингов, соревнований? И не сродни ли эти ощущения драйву, который возникает во время социально-политических акций, когда ты как бы выходишь один на один на разговор с миром, системой, случайными людьми?

Т.Д.: Честно говоря, в последнее время я не чувствую уже ничего, кроме чувства долга. Я не могу это бросить. Пока я молодая, я должна выступать хотя бы на открытых рингах, создавая своим примером прецедент. Добиться участия даже там совсем не просто. Они любят говорить, что я – никто, что я не выступала на турнирах регионального значения, что мои соперники не имеют имени. Но я выхожу с людьми своего уровня подготовки, и при всем желании я не могу никуда поехать, потому что система этого не допускает. Для меня это давно не просто спорт, а борьба за то, чтобы женщин считали полноценными людьми.

М.Ц.: Ты говоришь, что твоя цель жизни – «вернуть женщинам Величие». Откуда ты почерпнула эту идею и ее словесную формулировку?

Т.Д.: Моя цель – работать хотя бы с одной, но очень большой и существенной сферой – спортом. Программа-минимум: женщин должны допустить к соревнованиям с мужчинами. Конечная цель – полное прекращение существования женских категорий. «Женщина, верни своё величие» – эта татуировка у меня на плече, она говорит о том, что необходимо заставить себя уважать.

М.Ц.: Собираешься ли ты заводить детей и как относишься к материнству? В патриархальном обществе существует стереотип, что именно в материнстве – подлинное величие женщины.

Т.Д.: У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Я не знаю, как сложится моя жизнь в этом плане. Реализоваться еще и как мать, сохранив при этом свой образ жизни – это очень круто. Сильные женщины с детьми вызывают у меня восхищение.

М.Ц.: Мне очень понравилась твоя мысль в одном из интервью, что транс-переход ради того, чтобы пользоваться привилегиями мужского пола, не решает проблем феминизма, а только усугубляет их. Считаешь ли ты трансгендерность попыткой обойти проблемы патриархата? При отсутствии гендерной сегрегации и норм гендерной социализации2, существовали бы трансгендеры?

Т.Д.: В принципе это не новая мысль, об этом помимо меня говорят и другие люди. Да, я считаю, что в случае отсутствия разделения полов трансгендерность потеряла бы всякий смысл.

М.Ц.: Под материалами о тебе в интернет-СМИ наибольшее количество дизлайков и оскорбительных комментариев. С чем это связано? Ведь ты никого не оскорбляешь в своих интервью, ведешь себя миролюбиво, и всего лишь высказываешь идею равенства женщин и мужчин в спорте.

Т.Д.: Да, например мое интервью на Sports.ru набрало огромное количество дизлайков, и в то же время являлось самым обсуждаемым за неделю после его публикации. Это еще раз подтверждает то, что все, о чем я говорю – правда. Я не делала никаких заявлений, кроме того, что женщин необходимо допустить к соревнованиям с мужчинами, и что те, кто препятствуют этому, ведут себя непорядочно. Спортивная общественность очень агрессивно к этому относится, про нее ведь и идет речь в этом интервью. Кроме того, во всех остросоциальных интернет-дискуссиях работают проплаченные люди. Мой знакомый работал в похожей организации, они писали комментарии в интернете за деньги, получали неплохо.

М.Ц.: Принцип разделения полов в спорте, как и в других областях, ведет к дискриминации женщин, к помещению их в некое гетто, где возможности на порядок ниже, чем у мужчин. Зная изначально, что у девушек меньше перспектив, что их мотивация слабее в силу существующих гендерных норм, тренеры обучают их слабее. В итоге женский спорт имеет более низкие результаты, зрелищность, и на порядок меньше оплачивается. Гонорары спортсменок гораздо ниже гонораров спортсменов. Согласна с этим? Т.Д.: Женский спорт не нужно развивать и финансировать, сам его концепт противоречит базовому принципу равных возможностей. Поддержка женщин в спорте и поддержка женских категорий – не одно и то же.

М.Ц.: Ты борешься за право женщин на соревнованиях состязаться наравне с мужчинами. Каково состояние этой проблемы на Западе? Есть ли там дискуссия по этому поводу, аналогичные активистки?

Т.Д.: Да, мне известны некоторые случаи, когда женщины уже пытались заявить, что им не нужна отдельная категория, или просто случайно побеждали мужчин. Наши противники очень любят предлагать «сначала победить всех женщин, а потом уже требовать допустить к мужчинам». В Бельгии женский велосипедный заезд был приостановлен из-за того, что велосипедистка Николь Хансельман обогнала мужчин, которые стартовали на 10 минут раньше.

Титулованной горнолыжнице Линдси Вонн, которая одержала 77 побед на этапе Кубка Мира, отказали в просьбе допустить ее на мужские соревнования. Рассмотрение ее заявления переносилось несколько лет в надежде, что за это время Вонн потеряет свою спортивную форму.

Барбара Майер Винтерс прыгала вместе с мужчинами в воду со скал в Акапулько и вышла в финал, но была быстро дисквалифицирована – «для ее собственной безопасности». Мужчины жаловались, что «смертельно опасное» шоу теряет смысл, если женщина может делать то же самое.

Пхетджи Джа – боксерша из Таиланда выступала все детство против мальчиков и побеждала, а в 13 лет ей запретили это делать. В Сети вы не найдете ни одного фото этой девочки.

мериканская гольфистка Эмили Нэш добилась участия в юношеском турнире в Массачусетсе, опередила всех своих соперников, однако первое место ей не дали, поскольку мужские и женские зачеты официально разделены. Главный приз ушел гольфисту, занявшему второе место. Есть еще множество примеров, но вы и сами можете их найти.

М.Ц.: Не вычеркнет ли отсутствие половых категорий из соревнований спортсменок из мусульманских стран? Ведь они не могут прикасаться к мужчинам.

Т.Д.: Это не отсутствие половых категорий вычеркивает их из спорта, а религия. Не надо путать причину и следствие. Вопрос категорий затрагивает буквально все имеющиеся у нас женские проблемы.

М.Ц.: Много ли спортсменок и спортсменов, выступающих, как и ты, за отмену половых категорий в спорте? Есть ли ярые противницы?

Т.Д.: Я одна из первых, кто поднимает эту тему в России. Но мне известны многие спортсменки, которые поддерживают мое мнение, они хотели бы участвовать в нормальных соревнованиях. Но, как правило, такие люди не являются медийными, не имеют таких же ресурсов, как те, кто поддерживает систему и участвует там, где ему позволяют. Недавно я общалась с одной боксершей, предлагала ей сделать одну акцию вместе со мной на эту тему. Она долго думала, а потом отказалась, так как не хочет ставить под угрозу свою тренерскую работу и не хочет закрыть себе дорогу даже в женский спорт, который для нее все равно ценен.

М.Ц.: Кто вышел на организованный тобой митинг за отмену половых категорий в спорте? Это спортсмены? Когда и где он прошел?

Т.Д.: Митинг проходил 20 мая 2018 года в Санкт- Петербурге. Приняли участие и спортсмены, и те, кто сам не занимается спортом.

М.Ц.: Насколько распространен подобный спортивный активизм (в России и за рубежом)? Известна борьба иранских женщин против запрета смотреть футбольные матчи, они выступают с плакатами на зарубежных матчах. После самосожжения Сахар Ходаяри в знак протеста против срока 2 года за попытку проникнуть на стадион в мужском образе, они организовали общество OpenStadiums. Но если даже на такую вопиющую несправедливость по отношению к женщинам-зрительницам мировые спортивные ассоциации практически никак не реагируют (ФИФА лишь прислала родственникам письмо с соболезнованиями), то есть ли шанс, что изменят правила в отношении спортсменок?

Т.Д.: Я думаю, что имеет смысл делать всё, что можешь, другого выбора нет. Спорт обязательно станет нормальным и доступным для всех, пусть это будет не в наше время.

М.Ц,: Среди аргументов против отмены категорий в спорте лидирует «природное неравенство мужчин и женщин в физической силе». Зрители не хотят видеть неравные бои. Но на самом деле причиной неравенства в силе являются не только природные данные, но и разница гендерной социализации мужчин и женщин, практика дискриминации женщин с самого детства. Их меньше тренируют, обучают, меньше на них тратят сил, денег, внушают им представление об их слабом потенциале и отсутствии необходимости делать карьеру. Выходит, что мало просто изменить правила ведения соревнований — нужно менять всю гендерную политику, бороться с дискриминацией женщин в принципе?

Т.Д.: Я согласна с этим. Мне нравится карикатура, где мужчина и женщина на дорожке стартовой для бега, и у нее на пути непреодолимые препятствия, и гиря привязана к ноге, а у него только пара палочек стоит.

Вообще представление о разнице в физической силе мужчин и женщин опирается на несколько книг и исследований, проведенных в 80-х годах ХХ века, когда женщин в спорте еще было мало, а уровень чемпионок сравним с уровнем сегодняшних любительниц. С тех пор уровень женщин в спорте значительно вырос. Кроме того, часто эксперименты по сравнению возможностей мужчин и женщин, проводятся предвзятыми людьми и не являются объективными. Это и есть вся фактическая доказательная база.

Но даже объективная разница не повод устраивать для мужчин отдельных соревнований, как не устраивают отдельных соревнований для представителей негроидной расы, хотя исследования показали, что они имеют ряд физических преимуществ над европейцами. Однако раздельные соревнования для негроидной расы были бы расценены как проявление расизма, либо все остальные расценили бы это как свое унижение. Каждая раса, в принципе, имеет ряд своих характерных особенностей, но здесь обычно вспоминают про то, что каждый человек устроен еще более индивидуально, и различия не мешают одинаково успешно справляться с теми или иными функциями. Проводились соревнования среди вегетарианцев с целью популяризации занятий спортом среди людей с данными убеждениями. Инициатива была активно раскритикована как самими вегетарианцами, так и сторонними наблюдателями: отдельные соревнования ставили под сомнение их состоятельность, и лишь подтверждали стереотип о вреде данного питания. Ни одна социальная группа, кроме женщин, не дает выделить себя, поскольку понимает, что это будет дискредитировать их.

М.А.: Многие считают, что отмена женской и категории в спорте приведет к тому, что женщин вытеснят из спорта вообще. Везде будут побеждать мужчины. Но ведь женщины будут тренироваться и сдавать нормативы по одним стандартам с мужчинами и, пока не пройдут следующий уровень подготовки, будут соревноваться на предыдущем, с мужчинами и женщинами, которые не выше и не ниже их по уровню подготовки. Так ли это?

Т.Д.: Да, это так. Даже если предположить, чем женщины – очень слабые и не могут совсем ничего, то отсутствие женских категорий никак негативно не повлияет на фактические показатели. За это необязательно давать ненастоящие места. Если мои оппоненты исходят из этого, то они сами же буквально говорят о том, что женский спорт – это фикция. Женщины уже и так давно вытеснены из спорта, это важно понимать. Альтернатива, которая предлагается – это отдельная песочница для не совсем полноценных людей, какими считаются женщины в спорте.

М.Ц: Другой аргумент против – «неэстетичность» зрелища борьбы мужчины с женщиной. Они должны любить друг друга, а не бить. Не кажется ли тебе этот аргумент лицемерием? Особенно в контексте того, что мы знаем об огромной статистике по домашнему насилию, убийствам женщин мужчинами?

Т.Д.: Все эти аргументы построены на лицемерии. Доброжелательность – это маска. В действительности мои оппоненты не считают женщин соперниками, достойными того, чтобы с ними соревноваться.

Вступить с кем-то в силовой конфликт означает встать с ним на одну ступень, признать его конкурентность. Вступать в драку с женщиной мужчине не просто невыгодно, а крайне опасно для своего собственного положения; сравняться с женщиной – это довольно-таки неприятно. Таким образом, подача этой установки под личиной благородства и чести, является обычным лицемерием.

М.Ц.: Как ты считаешь, нужен ли в России закон о домашнем насилии? Или просто нужно всем женщинам идти на бокс, кравмага и MMA?

Т.Д.: Да, закон нужен. Но я не считаю это домашнее насилие чисто женской проблемой, точнее, имеющей сексистские корни. С домашним насилием сталкиваются дети и старики. Боевой спорт, а тем более на серьезном уровне, однозначно не для всех. Не у всех есть для этого способности и желание. Заниматься спортом никто не обязан, так же, как и танцами, если ему это не нравится. Тем более, по моему мнению, проблема домашнего насилия не в физической слабости, а в психологии и многих других факторах. Жертвы часто находятся в психологической зависимости от избивающего партнера или родственников, имеют к ним чувство любви и жалости.

М.Ц.: Есть мнение, что разделение мужчин и женщин в спорте, особенно в единоборствах – следствие установки «не бить женщин», и если разделения не будет, то для мужчин это будет спусковым крючком для «ББПЕ»3. Что ты думаешь по этому поводу?

Т.Д.: Данная установка не является дружественной и на самом деле свидетельствует о том, что мужчинам не с руки «опускаться до уровня женщин», которых они не считают равными людьми. Мужчина всегда имеет право унизить женщину, отказавшись с ней соревноваться в том же боксе, и будет выглядеть при этом социально приемлемо и «благородно», они стараются пользоваться этой формой при любом удобном случае, чтобы сохранить иерархию. Если же это неудобно и невыгодно, то установка пропадает, о чем свидетельствует высокий уровень преступности и насилия именно в отношении женщин. Это – инструмент для контроля над сильными, и пыль в глаза слабым. Вступать в честный конфликт, в котором они будут иметь шансы проиграть, нет выгоды, зато они могут сделать по-другому и значительно хуже, уничтожив тебя как личность и как человека. По факту, я не вижу никакой разницы между тем, чтобы избить мужчину и избить женщину. Для кого-то приемлемо так решать конфликты, для кого-то – нет.

М.Ц.: Не кажется ли тебе, что именно физическое превосходство мужчин – последний рубеж, который женщинам никак не преодолеть в борьбе за равенство и уважение?

Т.Д.: Да, хотя женщины сталкиваются с пренебрежением и издевательствами в самых разных областях, самыми недоступными являются те, которые напрямую связаны с физической силой. Многим мужчинам действительно нравится верить в то, что они априори лучше половины человечества хотя бы в чем-то, и это им не нужно доказывать. Большую часть дискриминации, с которой сталкиваются женщины, обосновывают якобы недостаточной физической силой, поэтому данную сферу никто просто так не отдаст, это слишком невыгодно.

М.Ц. После твоей акции тебе поступило предложение выйти на ринг с мужчиной, в Сети появились сообщения, о том, что в Москве готовится бой между Таней Дваждовой и мужчиной. Ты примешь этот вызов?

Т.Д. Я приму. Я понимаю, что многие хотят видеть мои бои, и я никого не могу подвести. Мы уже обсуждаем встречу после Нового года. Но наши требования заключались не в этом! Они конкретны – менять правила спорта, предоставить равные возможности от начала и до конца. Оппоненты активно пытаются свести наш активизм к мотиву победить каких-то мужчин и доказать свое превосходство. Слишком большая ставка делается на этот бой. Идет подмена.

Профессиональные бои между мужчинами и женщинами – в настоящее время просто шоу, за неимением ни одного равного условия в спорте. У мужчин и женщин разные разрядные требования, они находятся в разных категориях, побеждают разных соперников. Если они отказываются во всем этом участвовать, то они просто не имеют возможности для подготовки. На какие турниры я поеду готовиться к профбоям? И давайте теперь сравним, кто сильнее, ага!

Мне и раньше было несколько предложений о проведении смешанных боев с целью коммерческой выгоды организатора, но мне это больше напоминало «забивание стрелы».

Это может быть крайне стратегически невыгодно; я опасаюсь, что выиграть мне никто не даст. Уже сейчас со мной снимают откровенно предвзятые, и, подозреваю, заказные сюжеты. Большая часть спортивной общественности настроена против меня, и, если я выиграю, это фактически даст мне все основания утверждать, что они не правы. А если я проиграю, то это преподнесут как проигрыш всех женщин, и все, чего мы уже добились, откатится назад. Поэтому принимать такие предложения надо с осторожностью.

Впрочем, победа также не даст ничего. Я не вижу, каким образом мой частный бой будет влиять на изменение чиновниками правил видов спорта. Возможно, это будет повод сказать о том, что я – исключение и феномен, не более. Но в действительности это не так, я не считаю и объективно не являюсь очень сильной спортсменкой. Спорт должен быть справедливым для всех. Что касается лично меня, то я давно все доказала и сделала это неоднократно. Я не знаю, что еще можно из меня выжать.

Текст: Мила Цвинкау (Арбузова)
Фото: личный Архив Тани Дваждовой


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*