Чего хотят феминистки

 

«За что борются феминистки, ведь все уже достигнуто сто лет назад?» Этим вопросом задаются не только тролли троллинга ради, но и многие женщины, слышавшие слово «феминизм» только на уроках истории или из прессы.
Вот упрощенный перечень целей, к которым стремятся современные феминистки:

  • отмена списка запрещенных профессий: в России для женщин законодательно запрещены 456 профессий в 38 промышленных отраслей. Женщинам недоступны, например, три самые востребованные в России и хорошо оплачиваемые группы специальностей: водители дальних автобусов и грузового транспорта, строители в области недвижимости и ремонта дорог, инженеры-электротехники. Объяснения, что работы из этого списка вредят именно женщинам, не подтверждены ни одним исследованием; кроме этого, запрет нарушает право женщин на распоряжение собственным телом, и выставляет их недостаточно умными, чтобы самим решать, наниматься ли на предположительно вредную работу. Необходимо помнить, что равное право на выбор работы — это именно право работника выбирать работу, а не право нанимателя принуждать. В существующей ситуации права нет, а принуждение есть.
    Из-за запретов женщины либо нанимаются на эту работу неофициально, оказываются никак не защищены и работают за существенно за меньшие деньги, либо остаются вообще без работы, как в моногородах и глубинке. В кризис женщины зачастую вынуждены заниматься проституцией, чтобы добыть еду для своих детей: торговать собой на трассе или сексом оплачивать найм на легальную работу;

    Антонина Макеенко, 30 лет за рулем реанимобиля, Гомель
  • равная оплата труда: средняя заработная плата женщин на 30% ниже средней заработной платы мужчин, на руководящих должностях разрыв еще больше — 45%, на многие руководящие должности женщин просто не берут, потому что считается, что высокая зарплата больше подходит мужчине, тогда как на низкооплачиваемые мужчин не приглашают — все равно уйдет, поскольку гарантировано получит предложение лучше;
  • ликвидация дискриминации по полу в среднем и высшем образовании: иногда отдельные факультеты, а иногда целые колледжи и вузы в принципе не ведут набор девушек, или выставляют заведомо более высокий проходной балл для них. Чаще всего это учебные заведения, обучающие по востребованным и высокооплачиваемым специальностям;
  • ликвидация гендерного разделения уроков труда в школе, где девочек учат бытовому обслуживанию, а мальчиков — специальностям, которые пригодятся им в дальнейшем профессиональном образовании. Каждый человек должен уметь приготовить себе еды и убрать свое жилье, и каждый имеет право получать эффективное образование, чтобы в дальнейшем действительно свободно выбрать свой жизненный путь;
  • равноправный доступ к военной службе, включая боевые и командные должности и чины. Сейчас женщины в армии и других силовых структурах могут занимать должности только при условии, что занятие этой конкретной должности специально разрешено в том числе для женщин и на нее не нашлось кандидата-мужчины, и среди таких должностей нет командных или боевых, позволяющих сделать серьезную карьеру. Наиболее востребованными и высокооплачиваемыми являются, например, должности пилотов — до 500 000 рублей в месяц — которые давно уже не являются «мужскими» в развитых странах. Помимо этого, мальчики с детства могут обучаться в военных училищах на бюджетной основе, а также проходят бесплатное обучение в рамках службы по призыву, тогда как девушки могут поступать и обучаться только после завершения среднего образования и обязаны пройти завышенный проходной балл;

    Хеди Ламарр, изобретательница принципа «прыгающих частот», на котором основана современная wi-fi связь.
  • видимость и слышимость женщин в профессиональной среде, отраженные в языке. Большинство статусных специальностей и должностей не имеют женской формы слова (феминитив), в отличие от обслуживающих, притяжательных, неуважаемых или вовсе ругательных, а имеющиеся многими воспринимаются как недостаточно профессиональные;
  • ликвидация отношения к женщине как к умственно неполноценному человеку, способному только к неоплачиваемому или низкооплачиваемому обслуживающему труду или в крайнем случае работе «лишь бы не скучала»;
  • сексуальное просвещение для всех с подросткового возраста: распространение достоверной и понятной информации о человеческой сексуальной и репродуктивной системах, позволяющей принимать правильные решения в области секса и деторождения;
  • устранение двойных стандартов на сексуальность: до сих пор многие считают, что высокая сексуальная активность и смена партнерш для мужчины — повод для гордости, а для женщины подобное — однозначный позор. Женщина имеет право хотеть секса, заниматься сексом или отказываться от секса хоть вообще, хоть с данным конкретным человеком, в каких бы отношениях они не находились. Она имеет право на отказ от секса в любой момент, и достаточно просто слова «нет», не дожидаясь крика или физического сопротивления;
  • ликвидация отношения к женскому телу как к чему-то стыдному и одновременно принадлежащего любому желающему. Сейчас многими совсем не считается неприличным вслух обсуждать особенности внешности женщины и ее сексуальность, оценивая ее как предмет, объект потребления. Такое поведение называется «объективация»;
  • ликвидация требований к женщине всегда быть доброй, приятной и удобной любому человеку,  даже если она не хочет этого и этот человек ей неприятен;
  • доступная современная контрацепция для женщин и пропаганда ответственности за нее для мужчин;
  • право на бесплатный, доступный и безопасный аборт: ежегодно церковь и чиновники поднимают вопрос о запрете абортов или выносе их из ОМС, чем ставят под удар как наиболее незащищенные категории женщин, так и право на распоряжение собственным телом вообще;

    Фото из проекта «Прекрасное тело» фотографессы Джейд Билл
  • широкодоступная, понятная и не скрываемая от женщин информация о возможных рисках здоровью при беременности, родах и грудном вскармливании. Не имея ее, беременная женщина  оказывается перед фактом, что такой же здоровой, как до беременности, она уже не будет никогда, а единственное, что ей могут предложить в ответ, это «ну а что ты хотела, милочка, ты теперь мать»;
  • гуманизация гинекологической и акушерской помощи по ОМС, которая часто выглядит как карательная медицина, а в регионах вообще может отсутствовать. Помощь женщине, обратившейся за контрацепцией или абортом, не должна выходить за рамки медицины. Помощь родившей женщине не должна заканчиваться выпиской из роддома, и должна учитывать все возможные побочные эффекты, включая послеродовую депрессию. Женщина после родов чаще всего полностью дезориентирована и сконцентрирована на ребенке, она может не обратить внимания и вообще не знать, что какие-то нюансы ее самочувствия — симптомы проблемы, которую необходимо решать как можно раньше;
  • честное разделение декретного отпуска между обоими родителями, и полноценная социальная защита родительства: сейчас  предельные выплаты — до 20 тысяч руб в месяц при условии большого стажа, какой бы у матери не была зарплата, с которой она платила налоги; фактическая средняя ежемесячная выплата обычно 3-4 тысячи рублей, на которые предполагается жить матери с младенцем. В такой ситуации женщина с ребенком должна смочь жить на средства в разы меньшие, чем жила до беременности и родов, тогда как молодой отец вряд ли сможет найти в 3 раза больше заработка, чтобы покрыть потери дохода семьи. Необходимо распространение честной и общедоступной информация об экономических и трудовых последствиях ухода в декрет: размеры выплат отпускных по родам, по уходу за ребенком до полутора лет, до трех лет, перспективы возвращения на ту же работу и зарплату, перспективы и возможности выхода на работу вообще;
  • формирование у мужчин понимания, что их дети — это именно и их дети тоже, и их ответственность не ограничивается выдачей некоторых денег на еду и памперсы, а включает и уход за ребенком, и приготовление ему пищи и кормление, и вождение к врачам, в сад и школу, и больничные, если ребенок заболел; требуется изменение государственной политики и пропаганды в отношении ответственного отцовства, и обеспечение нетрудоспособной матери средствами к существованию, чтобы ей не пришлось экономить на своем питании, здоровье, одежде, и быть нищей за то, что она родила ребенка;
  • работающая система ясель и детсадов, чтобы мать могла вернуться к работе как только это станет возможным. Женщина, лишенная возможности отдать ребенка в ясли или сад, вынуждена или вовсе отказываться от выхода на работу, или выбирать работу с неполным рабочим днем — и чаще всего это тяжелая, грязная, неквалифицированная и низкооплачиваемая работа. В регионах с наиболее высокой (по разным причинам) рождаемостью женская безработица и женская нищета составляют основную массу этих проблем, период невозможности работать длится до 6-7 лет ребенка, после которых выйти на работу по прежней специальности и на полную зарплату практически невозможно: квалификация полностью утрачена. Даже освободившись от вынужденной роли домохозяйки, женщина остается в нищете и предельной уязвимости. Помимо непосредственно экономического фактора в семьях, где женщина несколько лет вынуждена не работать, значительно вырастает риск домашнего насилия, а женщина, не имея средств к существованию и иного жилья, не может уйти;

    Занятие в детском саду, США
  • эффективная защита разведенной матери от нищеты: женщина, родившая одного, а часто нескольких детей и много лет не имевшая возможности выйти на работу, при разводе оказывается как без жилья (особенно, если вышла замуж «к мужу в дом») и без средств к существованию: поскольку о детях все еще нужно заботится, она не может выйти на работу, а не выйдя на работу, не может содержать детей. Очень часто это приводит к тому, что она остается в доме мужа на правах бесплатной прислуги, тогда как бывший муж уже живет своей независимой жизнью, и угрожает отобрать у нее детей как у неспособной дать им кров, как только она попробует уйти.
  • реальную и эффективную систему защиты от невыплат алиментов. Сейчас задолженность перед «бывшими» детьми — более  100 миллиардов рублей, более чем по 200 000 рублей в среднем на ребенка, а средняя фактическая выплата алиментов по стране — 2 000 рублей;
  • объективная оценка домашнего труда женщин как вклада и в экономику, и в благосостояние семьи: сейчас женщина, особенно замужняя, практически без всяких оговорок обязана исполнять весь объем грязной тяжелой ежедневной домашней работы и заботиться об уходе за всеми членами семьи, вне зависимости от того, сколько их, работает ли она, и при этом в среднем считается, что ее трудовой вклад в семью отсутствует или ничтожен. Домашняя работа никогда не кончается, не подразумевает 8-часового рабочего дня, выходных и отпусков, но считается само собой разумеющимся, что ее делает именно женщина. И именно бесконечный домашний труд отнимает у женщин ресурс на любую другую деятельность, начиная с банального сна и отдыха, и заканчивая профессиональным и\или творческим развитием. То же самое касается девочек: в семьях, где есть брат и сестра, именно девочка будет бесконечно заниматься домашними делами вместе с мамой, тогда как брат в это время сможет дополнительно учиться или развлекаться. Нет мужской и женской домашней работы. Есть домашний труд, который могут делать все и который должен быть честно разделен.
  • эффективная система правовой защиты от насилия, включая сексуальное и домашнее насилие, внедрение охранных ордеров, лишение родительских прав, материальные компенсации в пользу пострадавших. Сейчас избиение членов семьи считается административным, а не уголовным правонарушением;
  • работающая правоохранительная система, не добивающая жертву сексуальных преступлений, а защищающую ее. Женщины, подающие заявления об изнасиловании, подвергаются издевательствам со стороны полиции, следственные действия с ними ведутся на грани пыток, заявления не принимаются, теряются, отказываются по формальным причинам, процветает коррупция и ничем не ограниченное давление на жертву для отказа от заявления. Единственным принимаемым доказательством насильственности полового акта являются только оборонительные травмы потерпевшей, если же она не могла сопротивляться или следов сопротивления (синяков, ссадин) не осталось — насильственность не подтверждается и дело не заводится. Отсутствие согласия на секс или словесный отказ со стороны потерпевшей не учитывается как фактор насильственности;
  • уничтожение культуры изнасилования, процветающей сейчас, когда пострадавшая женщина обвиняется в произошедшем, тогда как насильника защищают, потому что «его спровоцировали».
  • реальные наказания за сексуальные контакты с несовершеннолетними, отмена практики ухода от уголовного наказания за секс с несовершеннолетними в случае брака с ними с согласия родителей;
  • ликвидация отношения к женщине как к функции, которая обязана родить, сексуально и бытом обслужить семью (в первую очередь мужчину), и не имеет права этого не хотеть и не делать;
  • уничтожение калечащих практик удаления у женщин клитора, практикуемых в регионах с мусульманской культурой, уголовное наказание за их пропаганду, организацию и проведение;
  • реальное и серьезное уголовное наказание за вовлечение в проституцию, содержание притонов, и за покупку сексуальных «услуг» — криминализация клиента, шведская модель, отмена наказания для женщин, вовлеченных в проституцию;
  • реально работающая система борьбы с работорговлей: женщины похищаются и перевозятся в другой регион для сексуальной эксплуатации, либо женщин, самостоятельно переехавших на учебу или работу далеко от семьи, вовлекают в проституцию, не позволяя выйти из нее под угрозой убийства, огласки или нанесения вреда ее семье. Россия является лидером по числу рабов и проституток в пересчете на общую численность населения (более 2 000 000 человек, более чем каждый 70й человек в стране находится в однозначном трудовом или сексуальном рабстве), однако дела по похищению людей с целью работорговли и вовлечению в проституцию исчисляются единицами;
  • восстановление справедливого применения статьи уголовного кодекса о самообороне: женщина, убившая или ранившая напавшего на нее человека, фактически не имеет шанса быть оправданной по этой статье. Более 90% женщин, отбывающих наказание за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений, совершили их, защищая от побоев или изнасилования себя или своих детей. Логика обвинения универсальна: если знала, что колет острым или бьет тяжелым предметом — значит, сделала это преднамеренно;
  • полноценная доступность для женщин суда присяжных: сейчас этой формой правосудия по тяжким обвинениям могут воспользоваться только мужчины, просто выбрав ее как альтернативу обычному суду. Конституционный суд России только в феврале 2016 года признал эту норму незаконной, но в практику изменения до сих пор не введены. Под тяжкими преступлениями подразумеваются, например,  обвинения по обороту наркотиков, которые очень часто выдвигаются через подбрасывание целевому человеку наркотиков —  в ходе задержания или допроса по более легким обвинениям или в результате «заказа»;

и многое, многое другое, не менее важное, что до сих пор, к сожалению, происходит в жизни половины населения страны.


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.