«Лучше роди и оставь в роддоме»

Так говорят противники абортов, надевая маску заботы — они вроде бы понимают, что ребенок будет для этой конкретной женщины неподьемной ношей, но не могут позволить ей сделать аборт, и предлагают «альтернативу». «Ты лучше роди и оставь государству, его усыновят люди, которые будут его любить». «Не хочешь — не расти, но не убивай!». «О нем другие позаботятся, раз ты не можешь». Имя в виду, конечно же, не себя.

И опять ложь.

Материнские обязанности, в отличие от отцовских, возникают в момент рождения ребенка, и не могут быть аннулированы по ее заявлению. Женщина может написать в роддоме заявление о согласии на усыновление, на проживание ребенка в учреждениях опеки, но она не перестает быть его матерью для закона — до того момента, пока ребенка (может быть) усыновят другие люди. До тех пор она, даже не проживая с ним совместно и не видя его годами, остается его матерью и отвечает — в том числе материально — за его обеспечение.
Просто отказаться от ребенка невозможно.

Именно матери-«отказницы» составляют основной массив женской части статистики по принудительному взысканию средств на содержание детей. Практика взыскания этих денег получила применение с введением современной редакции Семейного Кодекса, о чем большинство «отказывавшихся» в роддоме матерей были просто не в курсе. Так же как не в курсе об этом многие из тех, кто раздает советы подобного рода. Органы опеки имеют право — и уже более 10 лет вовсю его применяют — взыскивать с матери (но не с отца — в подавляющем большинстве случаев отказа отец не регистрируется и ответственности не несет) средства за всю жизнь ребенка в учреждениях опеки вплоть до его совершеннолетия, со всех заработков матери. Взыскание, так же как в случае с алиментами по разводу: 25% всех доходов на одного ребенка, 33% на двоих и 50% на трех и более. В силу несовершеноства правоприменительной практики, а также всеобщей юридической неграмотности населения, в момент, когда решение суда вступит в силу, мать может оказаться перед обязательствами, многократно превышающими ее текущие доходы. Что и случается сейчас со многими женщинами, которые под давлением детолюбивых агитаторов сохранили беременность и поступили по логике «лучше роди и оставь в роддоме».

Помимо обязанностей по выплате средств на содержание ребенка, у него сохраняется право на наследование имущества родителей в случае их смерти.

В стране, где 90% мужчин напрямую саботируют барьерную контрацепцию, где гормональная контрацепция овеяна туманом «усы вырастут», а стерилизация доступна только по достижении возраста 35 лет и по наличию двоих детей и негласно ограничена для «малых народов» — единственное, что может уменьшить и число абортов, и число нежеланных детей, и число детей, «оставляемых в роддоме» — это половое просвещение в школах, начиная с подросткового возраста. На закате Советского Союза проводился эксперимент по внедрению полового просвещения для 7-10х классов общеобразовательной школы, но в начале 1990х годов был прекращен под давлением прорелигиозных сил.

Основная аудитория моего блога в фейсбуке — это люди среднего и высокого достатка, заставшие и этот эксперимент, и свободный доступ к изданиям, направленным (тогда) на секспросвет, и им чаще всего непонятно, как можно не знать и не понимать о контрацепции. Сейчас наиболее сексуально активно население, уже не заставшее этого эксперимента, а то и вовсе родившееся после его завершения. Тема секса как зоны личного риска — табуирована, пассивной информации о современных и эффективных способах контрацепции практически нет, молодое поколение изучает все это на личном, зачастую весьма травматичном опыте. И чем ниже уровень образования и уровень обеспеченности — тем выше риск нежелательной беременности.

Сейчас Россия занимает печальное лидерство по числу подростковых беременностей среди индустриальных стран — стран, где общий экономический и образовательный уровень в целом позволяет предоставить материальное обеспечение населения средствами контрацепции, и информационное — о рисках незащищенного секса и о видах и эффективности разных контрацептивов. Причем контрастирует с другими индустриальными странами и по возрасту начала половой жизни. Для сравнения: в России на 1000 девушек в возрасте от 14 до 19 лет приходится 50 беременностей (50/1000), и средний возраст начала половой жизни — 16 лет, тогда как в Нидерландах это соответственно 5/1000 и 18 лет, в Германии 11/1000, в Канаде 16/1000.  В Великобритании этот показатель 20/1000, и он является предметом особой озабоченности департаментов здравоохранения, образования и социальной защиты.

Именно молодые матери чаще всего становятся жертвой агитации «лучше роди и оставь», и именно они находятся под наибольшим ударом в силу отстутствия личного жизненного опыта, публичной информации о практических аспектах половой жизни, и отсутствия личных средств и умения решать сложные жизненные проблемы, вплоть до выбора того, как им жить дальше.

Если вы видите или слышите, как какой-то беременной женщине рассказывают про такую «альтернативу» аборту — правильно будет вмешаться и донести до участников разговора информацию о правовых и финансовых последствиях подобного решения. И до всех остальных тоже.

Оставить комментарий