Уж замуж невтерпёж?

Есть такое удивительное явление в России — одинокая женщина. Одинокая это не состоящая в браке любой степени официальности. И буквально первый же вопрос, которые звучит при обнаружении этого факта, вслух или в головах большинства посторонних людей, это «А почему?». Да еще и вызывает порывы пожалеть бедняжку, которой мужиков не досталось. В отношении неженатых мужчин таких мыслей сходу особо не возникает, не говоря уж о жалости, напротив — его скорее похвалят или даже позавидуют: сумел сохранить свободу, какой молодец, а жениться всегда успеешь, женщин в России много.

Оставим в стороне неуместность и унизительность подобных рассуждений, их и обсуждать смысла нет, посмотрим, насколько они обоснованы в принципе.

Существует расхожий миф, что после войны в России резко уменьшилось количество мужчин, поэтому они приобрели особую ценность, и в глазах женщин сохраняют ее до сих пор. Но на всех их по-прежнему не хватает, вот женщины и остаются одни. Однако, не считая буквально нескольких послевоенных лет, все совершенно не так. Доля мужского населения в России с незначительными колебаниями сохраняется уже более 100 лет, и ее нынешний уровень не является чем-то особенным:

Как сообщает нам Росстат на основании данных Всероссийской переписи населения 2010 года, доля мужчин в этот момент была почти такая же, как и за 113 лет назад, в конце 19-го века, и больше, чем за 40 лет до этого, в 1970-м году, а 1970е  вовсе не характеризуются каким-то особенным уровнем женского одиночества. Так же, как и сейчас, в 1970е число людей репродуктивного возраста по полам было примерно одинаковым. Расхождение сейчас начинается с возраста выхода мужчин на пенсию, а в 1970е оно происходило несколько раньше, что никак не коррелирует с долей замужних женщин в этот момент:

Из этого среза видно, что доля замужних женщин в 1970 году выше, несмотря на меньшую долю мужчин в целом и несколько более ранний возраст появления разницы в численности в возрастных группах. В 1979-м году доля замужних женщин была на 12% больше, чем сейчас, тогда как доля мужчин была ниже на 0,2%.

На 2010 год распределение мужчин и женщин по семейному положению было таково:

Так или иначе не состоящие в браке женщины составляют почти половину всех взрослых женщин, а «одинокие» же мужчины — более трети всех взрослых мужчин, и, что характерно, для обоих полов статус «никогда в браке не состояли» в числе лидеров, только у женщин уступая вдовству. Если же, для понимания картины безбрачия людей  активного возраста, вычесть возрастные группы, где доля мужчин начинает резко убывать (то есть от 60 лет), формируя среди женщин статистику по вдовству, то численность не состоящих в браке женщин составляет 36,45%, а мужчин — 32,19%. То есть в обоих случаях примерно каждый третий взрослый россиянин допенсионного возраста не состоит в браке. И даже есть интересный нюанс: во всех возрастных группах женщин, которые никогда не были в браке, 15,64% (каждая 6-я), тогда как мужчин — 21,65% (каждый пятый). При том, что по легенде — это женщине сложней выйти замуж, чем мужчине жениться.

Из всех этих скучных цифр явным образом следует, что небрачность женщин в России никак не связана с численностью мужского населения, то есть она вовсе не следствие демографических причин, а значит — следствие социальных и экономических, которые можно рассмотреть повнимательнее как-нибудь в другой раз.

Так можно ли «удивляться» незамужнему статусу женщины, а тем более унижать ее подобными вопросами, если каждый третий взрослый человек любого пола — такой же? Можно ли это явление считать удивительным, требующим объяснений или даже оправданий?

В общем, пора бы любителям мифов и легенд переставать раздавать жалость по этому поводу, и понять, что безбрачие — объективная норма, а не трагический гендерный перекос. А если кому-то непременно хочется, чтобы женщины больше стремились в брак — ок, для этого надо что-то делать с экономикой, социальной сферой и с самим браком, чтобы он для женщины стал более привлекателен, чем его отсутствие. Но это же работать надо 🙂